Попрошайка

Символичность и эпос

Символичность фотографии наверное ясна. Каковы шансы этого человека поиметь денег? Есть вы, они и заграждение — лучше наличие ещё и материального. Вывод однозначный: полное игнорирование притязаний от псевдо-душевных вымогателей.

В качестве эпиграфа к этому ресурсу уже есть страница калейдоскоп восприятия признан­ных шедевров мировой культуры. Там рассмотрены варианты интерпретаций содержания в различных переводах. Приведём ещё один образный пример подтверждения.

В оригинале замечательной книги «Пиноккио» Карло Коллоди, когда врёт главный персонаж — его нос постоянно меняется в длине. Такой визуальный индикатор к сожалению только в его сказке. В реальной жизни практически нет никакой возможности отличить действительно нуждающегося в вашей помощи человека от профес­сионального попрошайки. Любительские же попытки психологического вымогательства — обычно сразу бросаются в глаза.

• Здраствуй, добрый человек.
• И тебе не хворать. Денег нет, спичек и зажигалок нет — не курю, а на голодных детей, братьев и сестёр в этом году уже жертвовал, — это обязательная упреждающая фраза, на всякий случай, зная примерные дальнейшие сюжеты развития диалога.

Не верь, старик, что мы за всё в ответе,
Что дети где то гибнут — те, не эти…
Чуть чуть задуматься — хоть вниз с обрыва,
А жить то надо — надо жить красиво!

Вывод однозначный: максимально игнорируем любые попрошайнические запросы.
А всевозможные угрызения совести и подобную надуманную бредятину — в топку. Точка.

«По всей стране, вымогая и клянча, передвигаются фальшивые внуки Карла Маркса, несуществующие племянники Фридриха Энгельса, братья Луначарского, кузины Клары Цеткин или на худой конец потомки знаменитого анархиста князя Кропоткина.

От Минска до Берингова пролива и от Нахичевани на Аральске до земли Франца-Иосифа входят в исполкомы, высаживаются на станционные платформы и озабоченно катят на извозчиках родственники великих детей. Они торопятся — дел у них много…»
И. Ильф, Е. Петров   «Золотой телёнок»

Эпилогом к этой теме — служит эпиграф