Амнезия

Амнезия

Речь идет о нашей памяти, — это самая удивительная способность человека, которую мы порой не замечаем. Она развивается у нас с детства. В редких случаях, когда люди лишаются этой способности, их жизнь меняется радикально. Когда мы взрослеем, эта способность становится такой важной, что любая ее ошибка может вызвать в нас желание вообще избавиться от нее. А в пожилом возрасте потеря этой способности может стать болезнен­ным началом разрушения нашей личности. Наша память наносит на карту каждую деталь нашей жизни, она формирует нашу индивидуальность.

Амнезия — заболевание, с симптомами отсутствия воспоминаний

Заболевание, с симптомами отсутствия воспоминаний или неполными воспоминаниями о произошедших событиях. Амнезия может быть спонтан­ной и часто бывает времен­ной. Воспоминания возвращаются в хронологическом порядке, начиная с самых старых. Воспоминания о последних событиях, предшествовавших амнезии, зачастую не возвращаются никогда.

Причины амнезии

Органические (в частности, травма головы, органическая болезнь мозга, алкоголизм, отравление снотворными или другими веществами)

· Психологические (например, вытеснение воспоминаний о психической травме). Такие амнезии называют психоген­ными.

Типы амнезии

1. Ретроградная амнезия — больной не помнит события, происходившие до начала амнезии.

2. Антероградная амнезия — больной теряет способность запоминать события, происходящие после начала заболевания (спровоцирован­ного, например, травмой или стрессом). При этом он может помнить всё, что было раньше. Больной может страдать одновремен­но ретроградной и антероградной амнезией из-за повреждения средних темпоральных зон и особен­но гиппокампа.

3. Фиксацион­ная амнезия — нарушение памяти на текущие (больше, чем на несколько минут) события. Составной элемент синдрома Корсакова.

4. Травматическая амнезия — амнезия в результате травмы головы (удара, падения на голову). Травматическая амнезия часто времен­ная.

5. Синдром Корсакова — тяжёлая антероградная и ретроградная амнезия из-за недостатка витамина B1 в мозгу, в сочетании с другими симптомами. Причиной чаще всего является алкоголизм, хотя и другие причины, например сильное недоедание, могут приводить к тому же синдрому.

6. Диссоциирован­ная амнезия — амнезия, при которой забываются факты из личной жизни, но сохраняется память на универсальные знания. Диссоциативная амнезия обычно является результатом психической травмы.

Люди с диссоциативной амнезией не способны припомнить важную информацию, обычно неприятного характера, касающуюся их жизни (АРА, 1994) Потеря памяти у них намного более обширна, чем в случае обычной забывчивости, и не вызвана органическими факторами. Очень часто эпизод амнезии следует непосредствен­но за каким-то конкретным неприятным событием.

Диссоциативные амнезии могут быть локализован­ными, селективными, генерализован­ными и непрерывными. Любой из этих видов амнезии может быть вызван каким-то травматическим событием подобным тому, которое произошло с Брайаном, но для каждого характерна собствен­ная модель забывания. Брайан страдал от локализован­ной амнезии, наиболее распространен­ного типа диссоциативной амнезии. В этом случае человек забывает только события, произошедшие в течение ограничен­ного периода времени, который почти всегда начинается с какого-то очень неприятного эпизода. Проснувшись на следующий день после похорон, Брайан не смог припомнить ни одно из событий последних мучительных дней, начавшихся с трагедии на море. Он помнил все, что случилось до этой драмы. Он мог также вспомнить все, что происходило утром после похорон и далее, но промежуток в несколько дней начисто выпал из его памяти. Забытый период называют амнестическим эпизодом. Во время амнестического эпизода люди иногда ведут себя неуверен­но и могут даже начать бесцельно блуждать. Они уже испытывают проблемы с памятью, но, по-видимому, плохо осознают их. Например, в день похорон Хелен Брайану казалось, что он находится в трансе.

Локализован­ная амнезия — неспособность припомнить ни одно из событий, которые произошли в течение какого-то ограничен­ного периода времени.

Люди с селективной амнезией, второй по распространен­ности формой диссоциативной амнезии, помнят некоторые, но не все, события, происходившие в течение какого-то периода времени. Если бы у Брайана была такая амнезия, то он мог бы вспомнить, к примеру, как он сообщает трагические новости родителям жены и свои разговоры с друзьями, но при этом забыть сами похороны.

Селективная амнезия — неспособность припомнить некоторые из событий, которые произошли в течение какого-то ограничен­ного периода времени.

В некоторых случаях забывание распространяется на более ран­ние события, охватывая определен­ный период времени до травматического события. Брайан мог бы проснуться после похорон и обнаружить, что он не только забыл события последних нескольких дней, но и не может вспомнить другие события из своей прошлой жизни. В этом случае он бы страдал от генерализован­ной амнезии. В крайних ее проявлениях человек может даже оказаться неспособным вспомнить, кто он такой, или узнать своих родствен­ников и друзей.

Генерализован­ная амнезия — потеря памяти на события, которые произошли в течение какого-то ограничен­ного периода времени, а также на отдельные события, которые имели место до этого периода.

В случаях диссоциативной амнезии, которые были описаны выше, период, отмечен­ный амнезией, имеет свой предел. Однако при непрерывной амнезии забывание переносится на настоящее время. Брайан мог бы начать забывать новые, текущие события, помимо того что случилось до трагедии и во время нее. В случаях диссоциативной амнезии подобное непрерывное забывание встречается очень редко, но, как мы увидим далее, оно не является такой уж редкостью при органической амнезии.

Непрерывная амнезия неспособность припомнить вновь происходящие события, а также отдельные прошлые события.

Все эти формы диссоциативной амнезии схожи в том, что амнезия затрудняет человеку припоминание событий, имеющих отношение к его личной жизни. Память же на информацию абстрактного или универсального характера обычно сохраняется. Люди с диссоциативной амнезией не хуже, чем все остальные, помнят имя действующего президента США и то, как нужно писать, читать или управлять автомобилем.

Клиницисты не знают, насколько широко распространена диссоциативная амнезия, но им известно, что многие ее случаи начинаются, по-видимому, в тот момент, когда возникает серьезная угроза здоровью и безопасности человека, например во время войны и стихийных бедствий (Karon & Widener, 1997; АРА, 1994; Kihlstorm et al., 1993). Участники сражений часто сообщают о провалах памяти продолжительностью от нескольких часов до нескольких дней, а некоторые забывают личностную информацию, например, свое имя или адрес (Bremner et al., 1993), В последнее время также сообщалось о случаях диссоциативной амнезии, связан­ных с сексуальным насилием над ребенком. Кроме того, диссоциативная амнезия может иметь место и при более обычных обстоятельствах. К ней может привести внезапная потеря любимого, вызван­ная разрывом отношений с ним или его смертью (Spiegel, 1994; Loewenstein, 1991), а также чувство вины, связан­ное с поступками, которые человек считает аморальными (такими, как внебрачная связь).

Последствия диссоциативной амнезии зависят от того, что имен­но забывается. Разумеется, амнестический эпизод продолжительностью в два года представляет собой более серьезную проблему, чем эпизод продолжительностью в два часа. Аналогичным образом, амнестический эпизод, во время которого в жизни человека происходят важные перемены, вызывает большие осложнения, чем эпизод, не отмечен­ный бурными событиями.

Диссоциативная фуга — более тяжёлое заболевание, чем диссоциативная амнезия. Больные диссоциативной фугой внезапно уезжают в другое место и там полностью забывают свою биографию и личные дан­ные, вплоть до имени. Иногда они берут себе новое имя и новую работу. Диссоциативная фуга длится от нескольких часов до нескольких месяцев, изредка дольше, после чего больные так же внезапно вспоминают своё прошлое. При этом они могут забыть всё, что происходило во время фуги.

Люди с диссоциативной фугой не только забывают, кто они такие, и подробности своего прошлого, но и убегают в какое-то совершен­но незнакомое место. Они могут даже вообразить себя новой личностью (АРА, 1994). Некоторые люди уезжают лишь на незначительное расстояние от дома, их новая личность не отличается завершен­ностью, число их социальных контактов ограничено (АРА, 1994). Приступ длится недолго — несколько часов или дней — и заканчивается внезапно.

Однако в других случаях люди могут уезжать далеко от дома, брать новое имя, завязывать отношения и даже пытаться заняться новой деятельностью. У них могут появляться личностные характеристики, которые ранее им не были свойствен­ны, — часто они становятся более общительными (АРА, 1994). Известно, что некоторые люди совершали путешествия в зарубежные страны, уезжая на тысячи миль от дома. Этот вид фуги проявился у священ­ника по имени Ансел Бурн.

17 января 1887 года священ­ник Ансел Бурн из Грина, штат Род-Айленд, снял 551 доллар со своего счета в банке в Провиденсе, которые он должен был уплатить за участок земли в Грине, оплатил несколько счетов и сел в кон­ный экипаж, направлявшийся в Потакет. Это было последнее событие, которое он помнит. В этот день он не вернулся домой, и о нем ничего не было слышно в течение двух месяцев. В газетах поместили объявление о его розыске, но полиции, подозревавшей, что совершено какое-то преступление, не удалось определить его местонахождение. Однако утром 14 марта в Норристауне, штат Пенсильвания, человек, называвший себя А. И. Брауном, который шестью неделями раньше взял в аренду небольшой магазин, заполнил его канцелярскими принадлежностями, кондитерскими изделиями, фруктами, мелкими товарами и вел все это время скромную торговлю, не давая повод окружающим заметить что-то необычное, проснулся в испуге, позвал соседей по дому и попросил их сказать ему, где он находится. Он сообщил, что его зовут Ансел Бурн, что ему ничего неизвестно о Норристауне, что он ничего не понимает в торговле и последнее, что он помнит, — ему казалось, это было только вчера, — это то, как он брал деньги в банке в Провиденсе... Он был очень слаб, по-видимому, потеряв в весе более 20 фунтов за время своей эскапады, и пришел в такой ужас от мысли о кондитерском магазине, что отказался там больше появляться (James, 1890, р. 391-393).

Диссоциативная фуга случается примерно у 0,2% населения. Подобно диссоциативной амнезии, фуга обычно следует за сильным стрессом, например, таким, как воен­ные действия или стихийное бедствие, хотя ее может вызвать и личностный стресс — финансовые или юридические трудности или депрессивный эпизод (АРА, 1994; Kihlstrom et al., 1993). Возможно, что некоторые подростки убегают из дома, находясь в состоянии фуги (Loewenstein, 1991). Подобно случаям диссоциативной амнезии, фуги обычно влияют лишь на воспоминания о собствен­ном прошлом, а не на универсальные или абстрактные знания (Kihlstrom et al., 1993).

Как правило, фуги оканчиваются внезапно. В некоторых случая, как это было со священ­ником Бурном, человек «пробуждается» в неизвестном месте, окружен­ный незнакомыми лицами, и не может понять, как он тут оказался. В других случаях отсутствие биографических дан­ных может вызвать подозрение окружающих. Какой-то дорожный инцидент или юридическая проблема порой позволяют полиции обнаружить, что человек выдает себя за другого, или помочь людям найти своего пропавшего друга (Kihlstrom et al., 1993). При обнаружении людей с этим расстройством может оказаться необходимым задать им множество вопросов о подробностях их прежней жизни, неоднократно напоминать им, кто они такие, и даже подвергнуть их психотерапии после восстановления памяти. Когда они вспоминают свое прошлое, некоторые забывают события, имевшие место в период фуги (АРА, 1994).

В 1980 году служащий национального парка во Флориде обнаружил в неглубокой яме раздетую и голодную женщину. Поскольку ее личность установить не удалось, женщину госпитализировали как «Джейн Доу». Через пять месяцев Айрин Томичек (справа) опознала ее в передаче «Доброе утро, Америка» как свою 34-летнюю дочь Черил Эн­н, исчезнувшую семь лет назад. Благодаря лечению и воссоединению с семьей фуга Черил Эн­н начала проходить.

Память большинства людей с диссоциативной фугой восстанавливается полностью или почти полностью, и у них не бывает рецидивов. Поскольку фуги обычно кратковремен­ны и носят полностью обратимый характер, они, как правило, не дают серьезных последствий (Keller & Shaywitz, 1986). Однако людям, отсутствовавшим дома в течение нескольких месяцев или лет, часто бывает трудно приспособиться к семейным, социальным или профессиональным переменам, которые произошли за время их скитаний. Вдобавок, некоторые люди, находясь в состоянии фуги, совершают противоправные или насильствен­ные действия и вынуждены затем за них отвечать.

7. Детская амнезия — неспособность всех людей вспомнить, что происходило с ними в младенчестве и ран­нем детстве. Причины, вероятно, в неразвитости соответствующих областей головного мозга.

8. Посгипнотическая амнезия — неспособность вспомнить, что происходило во время гипноза.

Психогенные амнезии

Не имеют органической основы и возникают в результате действия защитных механизмов.

· Постгипнотическая амнезия.

· Истерическая амнезия — разработка понятия истерической амнезии связана с именами Жана-Мартена Шарко, Пьера Жане, Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда. Следует различать истерию травматического генеза (вызван­ную психической травмой или переживаниями экстремального стресса) и истерию как невроз переноса, связан­ный, согласно ран­ним психоаналитичсеким концепциям, с внутрен­ним структурным конфликтом и регрессией либидо к объектам эдипальной фазы развития. Истерическая амнезия травматической природы вызвана действием защитного механизма диссоциации. Амнезия при истерическом неврозе переноса обусловлена действием вытеснения, направлен­ного на репрезентаты и дериваты конфликтного влечения.

Согласно концепции Шарко и Брейера, при переживании травматической ситуации у некоторых людей возникает так называемое гипноидное состояние — состояние самогипноза. В этом изменен­ном состоянии сознания присходит кодирование элементов памяти, соответствующих переживанию дан­ной ситуации. В некоторых случаях вспоследствии эти воспоминания, образуюшие самостоятельную структуру, у которой отсуствуют ассоциативные связи с остальной системой автобиографических воспоминаний, не могут быть воспроизведены произвольно. Доступ к ним оказывается возможен только в изменен­ном состоянии сознания, которое достигается при помощи гипнотических и трансовых техник. Амнезия, вызван­ная действием вытеснения, может быть преодолена, согласно психоаналитическим концепциям, посредством осознания вытеснен­ного материала. Последнее достигается через применение метода свободных ассоциаций в аналитической работе.

· Фуговая амнезия — амнезия, имеющая диссоциативную природу. Этот вид психоген­ной амнезии возникает при диссоциатинй фуге — реакции бегства в ситуации психической травмы или экстремального стресса. Основной чертой диссоциативной фуги является внезапный незапланирован­ный отъезд. Динамика диссоциативной фуги характеризуется прохождением через двойной барьер амнезии. Первый аместический барьер возникает сразу после начала фуги, при этом за барьером остается важная личная информация и воспоминания относящиеся к прошлой жизни индивида. Первому амнестическому барьеру соответствует изменение личностной идентичности индивида. Второй амнестический барьер возникает после прекращения состояния фуги, когда возвращаются воспоминания, оставшиеся за первым амнестическим барьером и оказываются диссоциирован­ными воспоминания о событиях, происходящих во время состояния фуги. При прохождении второго амнестического барьера утрачивается "фуговая" личностная идентичность и возвращается прежняя идентичность индивида.

· Множествен­ная личность — диссоциативное расстройство, основным этиологическим фактором которого является хроническая психическая травма детства в контексте отношений со значимым взрослым человеком (обычно родители или лица, их замещающие). Расстройство множествен­ной личности (или расстроqство диссоциирован­ной идентичности по DSM-IV)иногда ошибочно диагносцируют как шизофрению. Для РМЛ (РДИ) характерны множествен­ные эпизоды амнезии как на ряд психотравмирующих ситуаций детства, так и на события, которые происходили во время так называемых переключений, т.е. когда одна альтер-личность уступала контроль над поведением индивида другой альтер-личности. Как и при диссоциативной фуге, амнезии при РМЛ (РДИ), как правило, имеют диссоциативную природу. Диссоциативные амнезии в подавляющем числе случаев (если они, например, не сопровождаются нарушениями функционирования соотвествующих отделов мозга) обратимы. Восстановление диссоциирован­ного материала обычно полное и происходит либо спонтан­но, либо при применении гипнотических и трансовых техник.

Методы лечения диссоциативной амнезии и фуги

Основными методами лечения при диссоциативной амнезии и фуге являются гипнотерапия, психодинамическая и медикаментозная терапия. Терапевты психодинамического направления предлагают пациентам с этими расстройствами предаваться свободным ассоциациям и исследовать свое бессознательное с целью возвращения в сознание забытых переживаний (Loewenstein, 1991). Характер психодинамической терапии, по-видимому, особен­но хорошо соответствует потребностям людей с диссоциативными расстройствами. Ведь пациентам необходимо восстановить утрачен­ные воспоминания, а психодинамические терапевты, как правило, пытаются оживить воспоминания — а также другие психологические процессы, — которые были вытеснены. Поэтому многие теоретики, включая, кстати, и тех, кто обычно не жалует психодинамические подходы, считают, что психодинамическая терапия может быть наиболее подходящим и эффективным методом лечения этих расстройств.

Еще один распространен­ный метод лечения диссоциативной амнезии и фуги — гипносуггестивная терапия, или гипнотерапия. Терапевты погружают пациентов в состояние транса, а затем помогают им вспомнить забытые события (Spiegel, 1994; Machovek, 1981). Если, как полагают некоторые теоретики, диссоциативная амнезия и фуга связаны с аутогипнозом, тогда гипнотерапия может быть особен­но эффективна при лечении этих расстройств. Она применяется как изолирован­но, так и в сочетании с другими подходами.

Гипносуггестивная терапия — метод лечения, при котором человека вводят в состоянии гипноза, а затем помогают ему вспомнить забытые события или выполнить какие-то другие терапевтические действия. Другое название — гипнотерапия.

Иногда, чтобы помочь пациентам с диссоциативной амнезией и фугой восстановить утрачен­ные воспоминания, используются внутривен­ные инъекции барбитуратов, таких как амибарбитал (амитал) натрия (sodium amobarbital) или пентобарбитал (пентотал) натрия (sodium pentobarbital) (Ruedrich et al., 1985). Эти лекарства часто называют «сывороткой правды», но основой их эффективного действия является способность дан­ных препаратов успокаивать людей и снимать их защитные механизмы, тем самым помогая им вспомнить забытые события (Kluft, 1988; Perry & Jacobs, 1982). Однако и амитал натрия и пентотал натрия достаточно часто не оказывают нужного действия (Spiegel, 1994), а когда они все-таки помогают людям вспомнить прошлые события, пациенты могут забывать многое из того, что они говорили, находясь под воздействием лекарства. По этим причинам медикаментозную терапию, если она все же используется, как правило, сочетают с другими лечебными подходами.

Амнестический синдром

Амнестический синдром, амнестикоконфабуляторный, или корсаковский синдром — эти термины используют для описания единствен­ного в своем роде, часто встречающегося нарушения познавательной деягельности человека, при котором, больше чем другие компоненты умствен­ной деятельности и поведения, нарушается память. Отмечают две характерные черты заболевания, которые могут отличаться по степени выражен­ности, но всегда присутствуют: нарушение способности вспоминать события и факты, которые больной помнил до начала заболевания (ретроградная амнезия); нарушение способности приобретать новую информацию, т. е. запоминать, или формировать новые воспоминания (антероградная амнезия). В меньшей степени нарушаются другие познавательные функции, зависящие в некоторой степени от памяти (особен­но способность концентрироваться, пространствен­ная организация, зрительное и слуховое абстрагирование). Больной становится безынициативным и несамостоятельным и, как правило, благодушным. Сохраняется способность повторять ряды чисел или предложений (немедлен­ная память). Больше всего страдает кратковремен­ная намять, выражен­ность ее нарушения зависит от природы и тяжести заболевания. Иногда возникают конфабуляции, т. е. больной выдумывает готовые ответы или подробно описывает вымышлен­ные события. Очи обычно наблюдаются в период острого течения болезни.

Постановка диагноза корсаковского психоза основывается также на сохран­ности определен­ных аспектов поведения и умствен­ной деятельности. Больнее бывают бодрыми, внимательными, отзывчивыми, способны понимать устную и письмен­ную речь, делать соответствующие выводы из дан­ных предпосылок, решать некоторые задачи в соответствии с возможностями памяти. Эти «отрицательные» признаки имеют важное значение, поскольку помогают отличить корсаковский психоз от других заболеваний, при которых в основном нарушается не способность к запоминанию, а другие сферы умствен­ной деятельности, например внимание и восприятие (как это бывает у больных с делириями, спутан­ностью сознания и ступором), возможность вспоминать (как у больных с истерией) или возможность проявления силы воли (как у больных с абулией на фоне поражения лобных долей).

Патоморфологические изменения. Умствен­ную деятельность контролирует промежуточный мозг (в частности, внутрен­няя часть дорсального медиального ядра зрительного бугра) и нижнемедиальные отделы височных долей, особен­но гиппокампа и прилегающего белого вещества. Двусторон­ние патологические очаги любой из перечислен­ных локализаций приводят к нарушению памяти, односторон­нее поражение зрительного бугра или гиппокампа доминантного полушария также оказывает подобный эффект, хотя и в меньшей степени. Вышеуказан­ные образования участвуют во всех формах запоминания и интеграции вновь получаемой информации, они образуют тонкую, но жизнен­но важную связь с ретикулярной формацией верхних отделов ствола мозга (целостность которой необходима для поддержания состояния бодрствования, необходимого для процессов запоминания) и корой головного мозга, в которой локализуются особые формы памяти, например запоминание слов, геометрических фигур, чисел и т. д.

Классификация заболеваний, характеризующихся амнестическим синдромом В табл. приведена этиологическая классификация патологических состояний, сопровождающихся потерей памяти.

Таблица Классификация заболеваний, характеризующихся амнестическим синдромом

I. Амнестический синдром с внезапным началом, обычно с постепен­ным неполным восстановлением

А. Двусторон­ние или Односторон­ние (в доминантном полушарии) инфаркты в области гиппокампа, возникающие вследствие атерогромботической или эмболической окклюзии задних мозговых артерий или их нижних височных ветвей

Б. Травма области промежуточного мозга или нижнемедиальных отделов височных долей

В. Спонтан­ное субарахноидалыюе кровоизлияние

Г. Отравление окисью углерода и другие гипоксические состояния (редко)

II. Амнезии с внезапным началом и кратковремен­ной длительностью с полным восстановлением

А. Височная эпилепсия

Б. Посткоммоцион­ные состояния

В. Транзигорная глобальная амнезия

III. Амнестический синдром с подострым началом и различной степенью восстановления, обычно с необратимыми остаточными явлениями

А. Болезнь Вернике — Корсакова

Б. Герпетический энцефалит

В. Туберкулезный и другие менингиты, характеризующиеся гранулематозными экссудатами в область основания черепа

IV. Медлен­но прогрессирующие амнезии

А. Опухоли стенок третьего желудочка; височной доли

Б. Болезнь Альцгеймера и другие дегенеративные заболевания (только на ран­них стадиях)

Некоторые из вышеуказан­ных амнестических синдромов являются уникальными. Например, при транзиторной глобальной амнезии, описан­ной впервые Fisher и Adams, пожилой человек (обычно в возрасте старше 50 лет) внезапно впадает в состояние замешательства, перестает узнавать окружающую обстановку, определять время суток и оценивать собствен­ные поступки, быстро забывает о сказан­ном и вновь повторяет те же слова. В отличие от височной эпилепсии, больной с транзиторной глобальной амнезией контактирует с окружающими и может отвечать на самые сложные вопросы, читать и выполнять обычные действия. Отмечают также потерю памяти на события, происходящие за несколько часов или дней до начала приступа. Во время эпизода амнезии признаков побледнения кожных покровов, подергиваний мышц и нарушения сознания нет. В течение нескольких часов происходит полное восстановление, однако остается провал в памяти, охватывающий длительность приступа и короткий период времени до его начала. Во время приступа на ЭЭГ отмечают небольшие изменения, возникающие в височных отделах. Одной из причин этого является ишемическая атака при окклюзируюшем поражении височных ветвей задних мозговых артерий. Могут развиться несколько подобных приступов, и пока неизвестны способы их предотвращения.

Одной из известных причин амнезии является герпетический энцефалит, поражающий медиальные отделы височных долей (см. гл. 347). У некоторых больных с карциноматозом выявляют энцефалит неизвестной этиологии в лимбической области (см. гл. 304). К характерному синдрому могут привести некоторые разновидности глиом, которые инфильтрируют височные доли, свод и зрительный бугор в течение нескольких недель или месяцев.

При многих заболеваниях изменяются и другие компоненты умствен­ной деятельности, возникают другие неврологические расстройства. Наиболее часто встречается утрата побуждений - психомоторная задержка.

Синдром Корсакова

Фред, 69-летний мужчина, был доставлен в психиатрическую больницу в состоянии помрачения сознания, одном из проявлений синдрома Корсакова, амнестического расстройства, страдающие которым постоян­но забывают только что почерпнутую информацию (антероградная амнезия), хотя их общие знания и интеллектуальные способности остаются неизмен­ными:

Фред... страдал запоями в течение долгого времени, хотя и отрицал, что пил в последние несколько лет. Когда пациента доставили в приемное отделение, он был аккуратно одет но в его поведении наблюдалась определен­ная деградация. Хотя он держался вежливо и дружелюбно по отношению к дежурному врачу и персоналу отделения, было видно, что его сознание помрачено. Он бродил по отделению, исследовал предметы и примерял на себя одежду других людей. Он говорил в непринужден­ной манере, хотя его речь и отличалась сбивчивостью, а временами становилась невразумительной. Большая часть его спонтан­ных разговоров была посвящена его собствен­ной личности, и он высказал несколько ипохондрических жалоб. Фред был дезориентирован в отношении времени и места происходящих событий, хотя и сумел назвать свое имя. Он не смог правильно назвать свой адрес, сказал, что ему 91 год, и не ответил на вопрос, какой сейчас день, месяц и год. Он не знал, где находится, хотя и сказал, что его направил сюда хозяин дома, в котором он жил, потому что он много пил.

Он признал, что был арестован за драку и пьянство, но сказал, что у него никогда не было приступов белой горячки. У Фреда проявились симптомы, характерные для синдрома Корсакова, — дезориентация, помрачение сознания и сильная склон­ность к конфабуляции. Когда его спросили, где он сейчас находится, Фред ответил, что на пивоварен­ном заводе, и указал адрес пивоварен­ного завода, но когда ему задали тот же вопрос через несколько минут, он назвал другой пивоварен­ный завод. Он сказал, что знает дежурного врача, назвал его чужим именем, а чуть позже изменил это имя на следующее. Покидая приемную, Фред назвал врача уже третьим именем, вежливо сказав: «До свидания мистер Вулф!» (Kisker, 1977, р. 308.)

Как мы уже говорили, синдром Корсакова развивается приблизительно у 5% людей с хроническим алкоголизмом. Непомерное употребление алкоголя вкупе с неадекватным питанием вызывает недостаток витамина В1 (тиамина), что приводит к повреждению отдельных участков промежуточного мозга. Люди с этим расстройством утрачивают главным образом память на декларативные знания; они по-прежнему способны усваивать новые процедурные знания, например, способ решения какой-нибудь задачи, а также сохраняют свои речевые навыки. Этим можно объяснить, почему пациенты с синдромом Корсакова часто конфабулируют. Подобно Фреду, они, используя свои общие интеллектуальные и речевые навыки, придумывают запутан­ные истории и лгут, с тем чтобы восполнить пробелы памяти, которую они продолжают терять.

Синдром Корсакова — амнестическое расстройство, вызван­ное хроническим алкоголизмом, связан­ным с ним плохим питанием и, как следствие, недостатком витамина В1 (тиамина).

Пациенты с синдромом Корсакова страдают не только тяжелой антероградной амнезией, но и определен­ной формой ретроградной амнезии. Им бывает трудно восстановить в памяти события тех лет, которые непосредствен­но предшествовали началу болезни, хотя они и могут помнить события более отдален­ного прошлого (Albert et al, 1979). Этот синдром может также затронуть личность. Агрессивные и крикливые люди часто становятся более спокойными и пассивными по мере развития болезни.

Черепно-мозговые травмы и нейрохирургические операции

Амнестические расстройства могут быть вызваны как черепно-мозговыми травмами, так и нейрохирургическими операциями на головном мозге. В телешоу и кинофильмах удары по голове изображаются как быстрый и легкий способ потерять свою память. В действительности после легких черепно-мозговых травм — таких как сотрясение мозга, которое не приводит к потере сознания, — у людей редко бывают большие пробелы в памяти, а те пробелы, которые все-таки появляются, обычно исчезают через несколько дней или, самое большее, месяцев. Напротив, почти половина всех тяжелых черепно-мозговых травм становится причиной ряда хронических проблем с научением и памятью, как антероградных, так и ретроградных. Когда воспоминания наконец возвращаются, более ран­ние, как правило, возвращаются первыми. Операции на головном мозге могут вызвать более специфические проблемы с памятью. Наиболее известный случай потери памяти в результате операции на головном мозге произошел с X. М., мужчиной, настоящее имя которого держится в тайне в течение нескольких десятилетий (Ogden & Corkin, 1991; Corkin, 1984, 1968; Milner, 1971). X. М. страдал эпилепсией, расстройством, которое вызывало судороги в его височных долях. Чтобы снять эти симптомы, врачи удалили часть его височных долей вместе с миндалевидным телом и гиппокампусом. В то время не была известна та роль, которую играют эти участки мозга в формировании памяти. (Сегодня операции на височных долях обычно ограничиваются операциями либо на правой, либо на левой сторонах мозга.) X. М. страдает тяжелой антероградной амнезией начиная с 1953 года, когда ему была сделана операция. Он не способен узнавать никого из тех, с кем впервые встретился после операции.

Таблица. Сравнительная характеристика расстройств памяти

Антероградная (непрерывная) амнезияРетроградная (локализован­ная, селективная и генерализован­ная) амнезияПотеря декларативной памятиПотеря процедурной памятиОрганические причины
Диссоциативная амнезияиногдададаиногданет
Диссоциативная фугаиногдададаиногданет
Диссоциативное расстройство личностидадададанет
Амнестические расстройствадаиногдадаиногдада
Деменциидадададада

Другие амнестические расстройства

Другие биологические факторы также могут вызывать повреждение участков головного мозга, играющих ключевую роль в памяти. К таковым относятся: сосудистые заболевания, которые влияют на приток крови к головному мозгу (Gorelick et al., 1988); сердечные приступы, в результате которых прекращается приток кислорода к головному мозгу (Volpe & hirst, 1983); и некоторые инфекцион­ные болезни (hokkanen et al., 1995). Каждый из этих факторов может стать причиной различных амнестических расстройств.

Также известны нарушения удержания информации в памяти. В этих случаях, пациент прекрасно запоминает необходимую информацию, но так же быстро её забывает. В качестве примера здесь можно привести разучивание стихов с ребенком дошкольного или младшего школьного возраста. Ребенок способен механически повторять услышан­ный или прочитан­ный текст, но для устойчивого запоминания требуется многократное повторение.

Следует заметить, что в детском возрасте, такая работа (дисфункция) памяти ещё не является нарушением. Психика ребенка только формируется и не способна сразу отвечать тем требованиям, которые предъявляются к взрослому человеку, имеющему сформирован­ную психику.

Процесс воспроизведения удержан­ной информации, в нужное время, нарушается при поражении темен­ной или височной долей головного мозга. При этом очевидно, что пациент помнит, но не может воспроизвести информацию, не находит нужного слова — амнезия слов. Обычно, если повреждена темен­ная область головного мозга, подсказывание первого слога помогает припомнить всё слово целиком. При поражении височных долей головного мозга, называние первого слога не даёт ожидаемого результата.

Заключение

Как уже упоминалось, память одна из самых уязвимых способностей человека. Как отмечал Ларогифуко: «все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум». Типичные расстройства памяти наглядно демонстрируют её зависимость от всего комплекса личностных особен­ностей человека, а их анализ позволяет лучше понять память

имен­но как психологический феномен.

Нужно развивать память, повышать её продуктивность. На продуктивность памяти влияют субъективные и объективные причины. К субъективным причинам относятся: интерес человека к информации, выбран­ный тип запоминания, врождён­ные способности, состояние организма, предшествующий опыт и установка человека. К объективным причинам относятся: характер материала, количество материала, его осмыслен­ность и понятность, его связность и особен­ности обстановки.

Произвольная направлен­ность и сосредоточен­ность психической деятельности на каком либо объекте восприятия называется вниманием.